ПЕТРОМ ВЕЛИКИМ СОЗДАННЫЕ
Пятница, 20.10.2017, 06:29
Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Оглавление [3]
Документы [5]
о документальных материалах и их авторах
Романовы [0]
ИВ [4]
НИВ [1]
ВУЗ [0]
Руководители ВУЗ [0]
Воспитатели [0]
Учителя [0]
Выпускники [11]
ВО [1]
Фронты [0]
Войны [30]
Саперные части [13]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Документы

    Памятник
    ПАМЯТНИК
    петроградско-московским курсантам
    установлен в 1970 г. на месте их захоронения в парке культуры им. Т.Г. Шевченко г. Орехова Запорожской области Украины
    (с 10.2.1971 объект культурного наследия).
    Скульптор монумента М.Н. Худас, член Союза художников СССР.
     
      
     
      
     
    Из 16 захороненных в братской могиле курсантов, удалось установить только 6 имен этих храбрецов:
    Остальные герои безвестны, но по­двиг их помнят благодарные потомки.
     
    По документам, фотоальбомам и книгам, хранящимся в ореховском музее.
        
         Освобождение Орехова от врангелевцев выпало на судьбу бойцов 46-й красноармейской дивизии 13-й армии и бригады Петроградских курсантов. 46-я дивизия наступала на Орехов с северо-восточной стороны, а бригада курсантов с южно-восточной.
         28 июля 1920 г. начались решительные бои, во время которых курсанты завоевали себе немеркнущую славу. Город освободили курсанты.
         Первый стрелковый полк бригады курсантов наступал под командованием Валериана Андреевича Вержбицкого (1891 - 17.2.1965). В своих воспоминаниях он рассказывал:
         "Помню г. Орехов. Тогда в июле 20-го года его захватили батальоны дроздовского полка. Дроздовский полк назван так по имени деникинского генерала, успокоенного красноармейской пулей, была отборной дивизией белого воинства. Командир нашей дивизии И.Ф. Федько приказал немедленно взять этот важный узел вражеской обороны. Курсантская бригада в составе Петроградского полка (каким я имел честь командовать) и Московского полка на рассвете атаковали Орехов. Десять раз поднимались курсанты в атаку и десять раз отходили назад.
         ...Но тут кто-то запел "Интернационал". И уже ни пулеметы, ни контратаки офицерских рот не могли остановить курсантов. Всю ночь на городских улицах бились за каждый дом, двор. Только перед рассветом дроздовцы отступили на юг.
         Курсанты проявили исключительную стойкость, мужество и силу воли. Но 29 июля врангелевцы кинули на Орехов новые большие силы: пехоту, бронемашины, пулеметы.
         Преимущество в силах заставило курсантов отступить с тяжелыми боями.
         26 июля в 8 часов 45 минут бригада курсантов, выполняя приказ дивизии, двинулась с Гуляйполя и в конце дня полностью сосредоточилась в селах Новоселовка, Малая Токмачка и Новоданиловка (села расположены вблизи с г. Орехов).
         Готовилось наступление наших войск на Орехов, Синельниково и другие пункты.
         Переход от Гуляйполя к Новоданиловке был очень тяжелым. Жара доходила до 40 градусов, но не смотря на это, курсанты шли форсированым маршем. Пот лил ручьями, пыль как дымовая завеса. Воды не было, пили из лужи процедив через носовой платок. Все они были охвачены стремлением быстрее вступить в бой с бандами Врангеля и уничтожить их.
         Бригада прямо с марша, при подходе к Новоданиловке, развернулась в боевой порядок и вступила в бой с дроздовской дивизией, самой отборной частью врага. Истощив ее в жестоких боях, курсантская бригада перешла в решительное наступление на Орехов.
         Под натиском курсантов, белые начали отступать. На подступлениях к городским окраинам снова развернулся жестокий бой. Пулеметным огнем встрелили дроздовцы курсантские цепи. Приходилось атаковать каждый пулемет врага. Очевидцы рассказывали, что до десяти раз ходили курсанты в штыковые атаки на пулеметы, которые располагались на крышах домов, сыпались гранаты.
         На протяжении двух суток выбивали курсанты "смертников" генерала Дроздова. Только на третий день город был полностью освобожден от врага.
         В боях за Орехов и Синельниково курсанты проявили смелость, отвагу и героизм.
     
    =====   * * *   =====
     
    Героями тех событий были:
    курсантский комбриг Павел Никандрович Ежов, командир 1 полка курсантов Валериан Андреевич Вержбицкий (его именем названы в Орехове улица и переулок), командир 2 Московского полка курсантов Василий Дмитриевич Авсюкевич (1892 - ?), командир батальона Оскар Карлович Орбит - все они награждены орденами боевого Красного Знамени за проявленную смелость и заслуги перед Отчизной.
     
         Благодарные ореховцы помнят многих участников боев за город – бывших красных курсантов. Это Афанасий Сергеевич Грязнов, Федор Максимович Солод, Николай Александрович Радионов, Алексей Андреевич Булычев, Иван Яковлевич Круглик, Михаил Петрович Годин, Григорий Осипович Ляскин, Георгий Васильевич Гамарин, Иван Семенович Шульженко и другие. Они защищали революционные идеи и были настоящими защитниками Отчизны.
         Останки погибших курсантов были перенесены в братскую могилу на территории городского парка имени Шевченко. В память о них главная улица названа их именем.
     
    =====   * * *   =====
     
    ОРЕХОВСКАЯ БЫЛЬ
    И. Геллер
    отрывок из главы
    До последнего вздоха
    (в оригинале - ОРIХIВСЬКА БУВАЛЬЩИНА, До останнього подиху)
        
         30 июля по улицам Орехова белогвардейцы вели курсантов, попавших в плен. Они шли по два, еле передвигая ноги, но крепко поддерживая друг-друга за руки.
         В первой паре - девятнадцатилетний пулеметчик с пятых пехотных курсов Сергей Болотов и курсант военно-инженерных курсов бессарабец Никифор Тененен. Болотов насилу тянул пораненную ногу, его поддерживал Тененен. Оба в разодранных гимнастерках, босые, без фуражек, они пытались держаться ровно, подавая пример шедшим за ними. На щеке Болотова виднелся глубокий порез, а на пальцах запеклась кровь: дроздовцы втыкали ему под ногти раскаленные булавки.У Тененена на спине огромным темнокрасным кровоподтеком виднелась выкаленная пятиконечная звезда. Глубоко запали глаза, запеклись от жажды губы.
         За ними, обнявшись, тяжело ступая ослабшими ногами, старались не отставать Павел Туленков с Валдая и тридцатилетний минчанин Мордух Лившиц. Левая рука Лившица висела как плеть, ее перебили гирей при допросе белогвардейские контрразведчики.
         Георгий Орлович-Вовк и остальные курсанты, а всего их было шестнадцать, знали куда их ведут дроздовцы. Но они шли своим последним утром под нагайками белых непокоренные. Ничего не рассказали курсанты врагам, ничто не сломило их.
         Сергей Болотов с усилием повернул в сторону голову и увидел сразу всех своих товарищей. Ему показалось, что в последних рядах замедлили движение. Он увидел торжествующие улыбки на пьяных лицах конвоиров. В душе Сергея с новой волной поднялся гнев против врагов. Ему захотелось подбодрить курсантов и он, гордо подняв голову, разорвал настороженную тишину рассвета боевыми словами гимна:
    Вставай, проклятьем заклейменный,
    Весь мир голодных и рабов,
    Кипит наш разум возмущенный
    И в смертный бой идти готов…
    =====   * * *   =====
     
    ВСТАЛИ НАСМЕРТЬ КРАСНЫЕ КУРСАНТЫ
    (отрывок)
        
         Тревожное лето 1920 года. Июль. Войска «черного барона» Врангеля, вооруженные до зубов Антантой, рвались к Донбассу. Числен­ность армии достигала 27 тысяч штыков, 4500 сабель при 108 пушках и 630 пулзметах. Кроме того, вран­гелевцы имели восемь бронепоездов, семь бронема­шин, 12 танков, десятки самолетов, автомашины, на которых были установлены станковые пулеметы.
         В. И. Ленин так оценивал врангелевскую армию: «Врангелевские войска снабжены пушками, танка­ми, аэропланами лучше, чем все остальные армии, боровшиеся в России. Когда мы боролись с поляками, Врангель собирал свои силы...»(1).
    1 Ленин В. И. Речь на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии 15 октября 1920 г. /Полн. собр. соч.—Т. 41.—С. 358.
         Белогвардейцам противостояла 13-я армия Юго-Заиадпого фронта, численность которой (девять ты­сяч штыков и около 3500 сабель) почти в три раза меньше, чем у Врангеля.
         Тысячи трупов белогвардейцев остались па полях Северной Таврии. Но, несмотря на упорное сопротивление красноармейцев, враг наступал. Создалась угроза прорыва на этом участке фронта.
         По предложению В. И. Ленина для усиления 13-й армии была сформирована Сводная Петроградско-Московская курсантская бригада (комиссар бригады П. Н. Ежов).
         23 июля бригада в составе двух пол­ков, пулеметного дивизиона, кавалерийского эскадро­на и роты связи общей численностью 1200 штыков разгрузилась на железнодорожной станции Гуляй-поле.
         Курсанты чутко прислушивались к сообщениям с места событий, где 46-я стрелковая дивизия под командованием И.Ф. Федько (а было начдиву все­го 23 года) сдерживала натиск противника, превосходившего ее по силе во много раз. Положение ста­новилось серьезным, и командование бригады ожи­дало приказа о наступлении.
         25 июля бригада еще оставалась в резерве. Под Ореховом весь день и всю следующую почь не прекращались бои. Понеся большие потери, красноар­мейцы отступили. Враг занял Орехов и прилегающие села: Малую Токмачку, Хмельник, Жеребец (ныне Кирово).
         Очевидцы и непосредственные участники тех боев оставили нам свои воспоминания. Как дороги ореховцам эти кппгн — «Бои за Орехов» Б. Федорова, «Ореховская быль» И. Геллера, «Бригада героев» И. Ещенко. Они и помогли воссоздать полную кар­тину июльских событий 1920 года.
         26 июля. В восемь часов утра началось наступле­ние частей 46-й дивизии. В первой половине дня красноармейцы стремительно захватили (Хмельник, вплотную подошли к селу Преображенке, которое отделяет от Орехова только речка.
         Во второй половине дня были заняты Малая Токмачка и хутор Блюменфельд (в трех километрах се­вернее Малой Токмачки). Белые поспешно отсту­пили к городу. В ночь с 26 на 27 июля кровавый поединок продолжался. Врангелевцы несли потери, но, введя свежие силы, удержали город в своих ру­ках.
         Вечером 26 июля в бригаду курсантов пришел приказ: выступить немедленно и форсированным маршем до полуночи прибыть в Малую Токмачку.
         На редкость засушливым выдалось то лето. Тре­скалась земля под палящпмп лучами солнца, изнемогали от жары люди. Не приносили облегчения ко­роткие душные ночи. В неподвижном воздухе трещали пулеметные очереди и винтовочные выстрелы, ухали взрывы снарядов.
         27 июля. Едва засерел рассвет, второй полк брига­ды двинулся в село Новоданиловку, а первый полк выслал две роты к железнодорожному мосту через речку Вербовую, где, как стало известно, разместилась разведка белых.
         Все утро и весь день курсанты второго полка, находящегося в резерве, слышали звуки пулеметпых очередей, пушечных выстрелов, слабое эхо «ура!». Это части 46-й дивизии вели наступление на белых. Все попытки врага задержаться на подступах к Орехову были безуспешными, и в 12 часов дня наша пехота заняла город.
         Но во второй половине дня, получив подкрепле­ние, врангелевцы бросили на красноармейцев конницу и аэропланы, и город был сдан, несмотря па беспримерную стойкость и храбрость бойцов, командиров и политработников.
         Снова ночь. Утомленные от непрерывных атак, наши бойцы не терялн надежды на победу, готови­лись к бою.
         28 июля. Комбриг П.Н. Ежов получил приказ от начдива И.Ф. Федько: «Перейти в наступление и занять Орехов».
         Первый полк, которым командовал В.А. Вержбицкий (комиссар Георгий Случевскпй), находился в Каменной балке, краем упиравшейся в железную дорогу возле станции Ореховская. Утром петроградские курсанты выступили в направлении железно­дорожной насыпи. Несколько часов они штурмовали вокзал, ведь противник сосредоточил на окраине города значительное количество артиллерии, броне­виков и пулеметов. Как только курсанты поднимались в атаку, их встречал ураганный огонь. И все же пройден огненный «порог», через который несколько раз спотыкались бойцы. Штыковая, руко­пашная схватки — и белые выбиты из станции.
         Уже упали на город синие сумерки. Город — ря­дом, рукой подать. Но белогвардейцы засели почти в каждом дворе, с чердаков и крыш простреливали из пулеметов улицы и перекрестки.
         Атака за атакой. Падали командиры и курсанты, но наступление на офицерские роты не прекраща­лось. И враг не выдержал, отступил. Город был взят.
         29 июля. День безоблачный и беспощадно жар­кий. И снова накаленная зноем тишина была раз­бита канонадой и перестрелкой. Начдив Федько на­метил главный удар — всеми силами двинуться на юг от Орехова. Рассчитывая на удачу, решил резер­ва не оставлять. Но врангелевцы не дремали. Они ввели свежие силы и возобновили атаки во второй половине дня. Курсанты, измотанные кровопролит­ными боями и бессонными ночами, очутились один на один с противником, получившим подкрепление.
         Снова атака за атакой. Напряжение достигло апо­гея. Создавалась угроза окружения всей курсант­ской бригады и пехоты 46-й дивизии. Как ни тяже­ло было отступать, но город пришлось оставить. От­ходили молча, тревожась за судьбу нескольких тяжело раненных курсантов, которые остались на улицах Орехова.
         Немало раненых спасли ореховцы, но 16 курсантов попали к врангелевцам. Всю ночь их подвергали нечеловеческим пыткам: выжигали пятиконечные звезды на спинах, втыкали под ногти раскаленные булавки, били кнутами. Но «ленинские юнкера», как называли враги курсантов, держались стойко. Никто не попросил пощады перед лицом смерти.
         30 июля. Их привели на кладбище и приказали рыть себе могилу. Работали молча, а когда яма бы­ла готова, отбросили лопаты. И враги вздрогпули от негромких слов:
         Вставай, проклятьем заклейменный,
         Весь мир голодных и рабов...
         Выстрелы оборвали пение...
         Удалось установить только шесть имен этих храб­рецов: Болотов, Тененен, Орлович-Волк, Туленков, Лившиц, Кильч. Остальные герои безвестны, но по­двиг их помнят благодарные потомки.
         6 августа 1920 года. Орехов был снова освобож­ден. С болью слушали курсанты рассказы очевид­цев о том, что произошло с их товарищами. На брат­ской могиле поклялись отомстить за погибших. Сло­во свое они сдержали.
         Из приказа Реввоенсовета Юго-Западного фронта:
         «Бригада московских и петроградских курсантов за сравнительно короткое пребыва­ние в составе фронта обнаружила в боях про­тив армии Врангеля доблесть и мужество, присущие наиболее стойким частям Рабоче-Крестьянской Красной Армии».
         Центральная улица имени Ленинградских курсантов приводит нас к памятнику, у которого застыли в скорбном молчании вечнозеленые ели. Этот мону­мент (скульптор М.Н. Худас) установлен на месте скромного обелиска в парке имени Т.Г. Шевченко в 1970 году, когда отмечалось 50-летие освобожде­ния Орехова от врангелевцев. На одной из граней памятника — слова:
         ПОМНИТЕ! ЧЕРЕЗ ГОДА, ЧЕРЕЗ ВЕКА!
         ПОМНИТЕ!
         О ТЕХ, КТО УЖЕ НЕ ПРИДЕТ НИКОГДА, -
         ПОМНИТЕ!
         Остановимся и склоним головы перед памятью павших. Они были совсем молодыми. Они и оста­лись молодыми...
         Живые не забывают погибших. Мы слышим бие­ние их сердец в четком ритме новостроек, в зелени цветущих садов, в звонком детском смехе.
         Есть еще один обелиск, увековечивший этот по­двиг. Он находится на территории Кремля в Москве. «Слава командирам и курсантам, павшим в боях против контрреволюции под Ореховом и Синельниковом» — начертано золотыми буквами на скромном темном камне.
         Многодневные бои за Орехов были началом конца врангелевщины. Значение боев и их роль в разгроме «черного барона» Врангеля можно оценить так: здесь была подорвана основа, составлявшая, по словам В.И. Ленина, «силу Врангеля».
         Прошло уже 65 лет, но не блекнет свет немерк­нущего подвига. Молодежь 80-х, сохраняя верность Красному знамени Революции, свято бережет слав­ные традиции.
         Имя Кремлевских курсантов с гордостью носит пионерская дружина городской восьмилетней шко­лы № 4. В этой же школе двум пионерским отрядам присвоены имена командиров курсантских полков В.А. Вержбицкого и В.Д. Авсюкевича.
         Есть в Орехове и улица Вержбицкого. В боях за Орехов командир первого полка курсантской брига­ды был награждеп орденом Красного Знамени за проявленные храбрость и мужество. В бою он шел в первых рядах, вдохновляя бойцов личным примером. После гражданской войны Вержбицкий работал в органах внутренних дел. За заслуги перед Родиной был награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени и многими медалями. 
     
     
    Поиск материала для страницы организовали В.С.Воробьев и В.Н.Казьмин.
    Фото и копии архивных документов предоставили
    С.И.Черепаха (начальник службы Гражданской защиты в Ореховском районе Запорожской области)
    и Ксения Клименко.
     
     
     
    Категория: Документы | Добавил: Ермаков (09.07.2012)
    Просмотров: 2146 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz